Свято-Троицкий  Собор. г. Канск, ул. Московская, 68Адрес: г. Канск, ул. Московская, 68

Дата постройки:1797-1804 гг.

Идейный вдохновитель и главный организатор строительства – священник Михаил Евтюгин, крестьянин Поликарп Бурмакин, строители – енисейские мастера под руководством цехового Алексея Казаретина и мещанина Андрея Малетина.

Характеристика объекта:

Памятник архитектуры XVIII века, старейшее и первое каменное здание Канска. Образец позднего сибирского барокко. Основной объем представляет собой высокий четверик с полуглавиями, увенчанный пятью декоративными главками. С севера и юга к нему примыкают пониженные объемы одноглавых приделов (Покровского и Никольского), с запада трапезная и высокая восьмигранная колокольня под куполом. 

Историческая справка

О первой – наиболее значительной постройке в Канском остроге, сообщается в старинной грамоте, храня­щейся в городском музее. Она написана Варлаамом, Архи­епископом Тобольским и Сибирским 21 сентября 1797 года и адресована Красноярскому протоиерею Алексею Алек­сееву. Варлаам пишет:

«...в предоставленном из Красноярского Духовного Правления доношении с такового во оное поданного Канского острога Спасской церкви от священника Михаила Евтюгина объявлено: означенной церкви прихожане быв в собрании учинили письменный Приговор, объявляющий усердное желание построить в объявленном остроге вме­сто деревянной означенной Спасской церкви вновь камен­ную в тоже именование с приделом Покрова пресвятые богородицы, на созидание коей изготовлено ими прихожа­нами довольно для фундамента камню, тесу крышечного одна тысяча; а притом зборной казны имеется тысяча пять сот рублей и просило оное Духовное Правление на заложение оной церкви Благословенной грамоты».[7,с. 115]

Архиепископ благословил протоиерея Алексеева «в объявленном Канском остроге вместо деревянной вновь каменную во имя всемилостивого Спаса с приделом Покрова пресвятые богородицы церковь на удобном нево­доподъемном и от пожаров безопасном месте по чинопо­ложению церковному соборне обложить, и по обложении велеть строить по подобию прочих грекороссийских церквей с поспешением».

На обороте грамоты протоиерей Алексей Алексеев дает краткую справку о том, что им «по сей благословенной грамоте в Канском остроге церковь каменная с приделом соборне заложена 1800 года мая 18 дня».

Четыре года спустя, 28 июля 1804 года упоминаемый в грамоте священник канской Спасской церкви Михаил Евтюгин доносил в Красноярское Духовное Правление:

...«заложенная, во оном остроге на место ветхой дере­вянной Спасской, вновь каменная в то же именование с приделом покрова пресвятые богородицы церковь в совер­шенное строением окончание приведена, из коих придел и всеми потребностями принадлежащими к священнослужению снабжен и к освящению состоит в готовности»

В начале следующего, 1805 года, в рапорте Красноярского Духовного Правления Антонию, Архиепископу Тобольскому и Сибирскому было доложено:

«...при вновь построенной каменной Спасской церкви придел покрова пресвятые Богородицы присланным новым на атласе святым Антиминсом сего января 22-го числа освящен».

Однако, на этом строительство храма не закончилось. Канский священник Михаил Евтюгин в очередном рапорте в Красноярское Духовное правление от 30 января 1807 года докладывал, что«по случаю недостатка денежной казны на достроение колокольни при вновь строющейся в Канском остроге каменной церкви находит удобным взять для того нужное количество из суммы церковной». Деньги на достройку колокольни были выданы из духовного правления. [7,с. 116]

Одним из организаторов и руководителей строительства Спасской церкви являлся священник Михаил Евтюгин. Он сообщает в рапорте от 25 июля 1807 года, что

«кроме его строителя при постройке каменной церкви и колокольни находится помощник выбранный обществом из лучших людей Канского острога крестьянин Поликарп Бурмакин»

О непосредственных строителях, руками которых возводилась церковь, сообщает тот же священник Евтюгин в доношении от 2 декабря 1807 года. Он пишет, что

«енисейские цеховой Алексей Казаретин и мещанин Андрей Малетин, за поручительством енисейских мещан Якова Кузнецова и цеховых Якова Мартусова и Стефана Дудина, договорившиеся в 1799 году, построить во оном Канском остроге каменную церковь в три года, и спокончив все на сей срок, а перебрав довольное число денег, в осеннее время 1804 года отлучились в Енисейск и поныне не являются».

Из данного и предшествующих документов можно заключить, что мастеровые Алексей Казаретин и Андрей Малетин, вероятно, закончив в 1804 году постройку основного церковного здания, в ожидании освящения храма и дополнительных денежных средств на достройку колокольни, вернулись домой, в Енисейск.

Михаил Евтюгин далее пишет, что

«о высылке их было сообщено Енисейскому магистрату от 12 февраля сего года и хотя от онаго, по упущению однако времени до 22 июля, предложено учинить таковую высылку чрез земский суд, но градская дума в сей высылке

учинила преграду за тем, что ими не внесены следующие с них подати». [7,с. 117-119]

А между тем «в бесполезной токмо переписке» прошло летнее время, наиболее благоприятное для строительных работ. В дело включилась Тобольская духовная консистория, которая издала в том же 1807 году указ

«о высылке в начале будущей весны 1808 года вышеупомянутых подрядчиков Казаретина и Малетина в Канское село, для окончания по договору строением церкви, столь долго безпечно ими оставленной, равно о внушении тех подрядчиков поручителям, чтоб и они в отправлении первых по обязанности в должном содействовали. А чтоб Енисейская дума под предлогом незаплаты подушных ими денег не могла их от сего удерживать, то велеть Красноярскому духовному правлению требуемое с их количество денег выслать в думу из церковной суммы, если еще сколько из оной за работу хотя еще и неоконченную, должно будет следовать, кои в последствии времени и могут зачтены быть в работу».

О дальнейшей судьбе зодчих Алексея Казаретина и Андрея Малетина документы архивов пока молчат. Однако творение их рук — Спасская церковь на протяжении более ста лет украшала центр Канска, являясь лучшим свидетельством их мастерства и таланта.

Архитектуре Спасского собора присущи были черты енисейской школы барокко восемнадцатого столетия, дополненные элементами классицизма в процессе перестроек храма 1840-х и 1910-х годов. Первые изменения первоначального облика церкви связаны с пристройкой северного придела, вторые — с более значительной ее реконструкцией.

В 1875 году канский первой гильдии купец Герасим Петрович Гадалов пожертвовал Спасскому собору колокол в 335 пудов. Протоиерей Иоанн Серебренников, докладывая об этом событии архиепископу Антонию, писал в рапорте:

«...по отзыву колокольного мастера Туринского мещанина Федора Зырянова, колокол сей свободно и безопасно может поместиться на соборной колокольне, имеющей 6 1/2 аршин в диаметре, 8 слухов и стены толщиною 2 аршина, а потому имею честь покорнейше просить Ваше Преосвященство разрешить нам поднятие онаго на колокольню из паперти, чрез разобрание свода последней». [5,с. 120-121]

В январе 1900 года губернский архитектор А. А. Фольбаум произвел освидетельствование грунта «с южной стороны собора, на месте предполагаемого расширения Покровского придела», а в марте месяце был утвержден в строительном отделении проект на перестройку придела, составленный, вероятно, этим же архитектором. Проект найти не удалось и, как явствует из последующих документов, строительные работы по нему не проводились.

В 1910 году вновь был поставлен вопрос о ремонте и расширении Спасского собора. В июне месяце по просьбе священнослужителей собор осмотрел гражданский инженер Иван Павлович Соколов, который указал на основные разрушения от проникновения воды через испорченную кровлю.

В начале сентября 1910 года осмотр собора произвел губернский инженер С.И. Белынецкий, он отметил в акте: «железная крыша проржавела и протекает, в следствие чего своды местами отсырели и оштукатурка их отпала; сверх крыши в нескольких местах кладка стен на толщину в один кирпич пришла в полную негодность, поврежденные места необходимо залицеватъ новым кирпичом на цементном растворе; таковую же частичную залицевку следует произвести и стен фасада и цоколь; колонны двух портиков дали неравномерную осадку, потрескались; колоннады эти, как имеющие только декоративное значение могут быть убраны; в общем в здании собора, повреждений, угрожающих общественной безопасности, в настоящее время не замечается».

Священники передали губернскому инженеру «план собора для составления сметы». Был ли это план, составленный еще А. А. Фольбаумом, или другой, сказать трудно, он также не обнаружен.

В середине сентября 1911 года Енисейская Духовная консистория представила на утверждение в строительное отделение губернского управления новый проект на расширение Спасского собора в Канске. Что представлял собой этот проект и кто его автор — нам неизвестно. После рассмотрения его губернский архитектор В. А. Соколовский признал, что «вообще проект составлен слишком эскизно, неумело и небрежно», и проект не был утвержден.

Проект перестройки собора было предложено подготовить самому губернскому архитектору. При осмотре храма в апреле 1912 года он заметил, что для его расширения «необходимо сломать южный придел и взамен сломанного построить новый по величине и высоте согласно северного придела: поднять арку между трапезной и притвором главного придела; соединить аркой притворы главного придела с северным, так же выбрать арки в стенах колокольни восточной и западной и пристроить к западной стене колокольни главный вход, канцелярию, сторожку и кладовую; кроме капитальной перестройки необходимо сделать всему зданию ремонт: перекрыть крышу, побелить, оштукатурить, заменить пол».

В акте осмотра архитектором приведены сведения о строительных работах в соборе 1840-х годов: «стены и фундаменты имеют надлежащие толщину и прочность, кроме того, в подтверждение сказанного является пристройка северного придела, связанная с пробивкою арок и устройством распалубок в сводах, которая производилась спустя 40 лет по постройке собора».

Проект перестройки Спасского собора, составленный губернским архитектором, гражданским инженером Владимиром Александровичем Соколовским, был утвержден строительным отделением 20 июня 1912 года. Он же, Соколовский, принял на себя «надзор и руководство» за производством работ. [7,с. 122]

Суровую, любопытную характеристику храму дал тогда Енисейский Губернатор Бологовский в послании в Духовную консисторию:

«по мнению моему Канский Собор не представляет собой ничего замечательного по зодчеству или историческим воспоминаниям, но требует безотлагательного ремонта ибо иначе как бы не развалился и тогда придется его строить вновь».

Между тем, канские жители оказали достойное внимание своему главному храму. Сумму в двадцать тысяч рублей, «исчисленную на перестройку и ремонт», составили: «5000 рублей внесенные преемником умершего М. С. Лобанова, завещавшего на ремонт собора 15000 рублей, распределенных к взносу на три года начиная с 31-го декабря 1911 года; 5000 рублей пожертвованных М. Г. Гадаловой и около 4000 рублей из сумм Собора, а недостающие до сметного назначения предположены от сбора пожертвований между прихожанами».

Работы по перестройке придела во имя «Покрова Пресвятые Богородицы» и ремонту наружных и внутренних стен канского Спасского Собора в основном были завершены в октябре 1913 года...

Здание собора было расширено в 1840-х годах, а в 1912—1913 года вновь перестроено (были подняты своды центральной части трапезной).

Собор был закрыт в конце 1930-х годов, купола демонтированы, а здание приспособлено под аэроклуб.

В 1946 году собор возвращён верующим, но в 1964 году вновь закрыт, занят под театр, а затем музей.

В 1992 году собор возвращен верующим и отреставрирован. Первоначально имевший наименование как Спасский, при восстановлении, главный престол был освящен в честь Святой Троицы.

С 2011 года в соборе располагается епископская кафедра Канской и Богучанской епархии. В связи с этим здание было поновлено, с восстановлением четырёх угловых главок. Сегодня храм является главным символом города Канска.