XVII век

В бассейнах Кана и Бирюсы жили котты. Канская, или Коттовская, земля считалась многолюдной. В середине XVII века туземцы насчитывали в ней 215 ясачных людей (т.е. взрослых мужчин). В действительности, ясачные книги второй половины столетия считали в ней от 200 до 300 человек. Однако наряду с коттами в это число входили и иногородние элементы.

Вся Канская земля в XVII веке делилась на 15 улусов. Из них семь улусов (Пантыков, Жибардамов, Байгин, Теменеков, Именеков, Таганаков, Араксеев) – были коттовские, Тупораков – асанский, Шалашкин – камасинский, Инголоцкий – братских киштымов и др. По другим данным, коттовских улусов было восемь с населением 97 человек. Во главе их упоминаются князцы: Тымак с пятью сыновьями и 17 улусными людьми, и Темсенек с четырьмя сыновьями и 12 улусными людьми, и «улусный лучший мужик» Аргачек с 8 улусными людьми.

Каждый улус являлся отдельным родом, возглавляемый родоначальником, по имени которого он назывался. Тымаков улус князца Тымака был переименован после его смерти в Пантыков – по имени его сына Пантыка Тымакова.

Котты имели лошадей и коров, занимались охотой и рыболовством. Весной, летом и во вторую половину зимы котты жили в конических чумах (диаметром от 3 до 4 метров). Остов покрывали сшитыми полосами выделанной бересты (длина 3 метра, ширина 1 метр), лёгкими и непроницаемыми для воды. В середине чума раскладывали костёр. Над ним устраивали треножник с крюком для подвешивания котла или чайника. Осенью, когда замерзали реки, котты сооружали на зиму землянки. Одежду они шили преимущественно из покупных тканей и шкур зверей. Лыжи с нижней стороны подклеивали оленьими или лошадиными камусами. Употребляли и голицы. За невесту платили калым. Религией коттов был шаманизм.  [78, с.6-7]

Территория, которая простиралась на сотни вёрст и располагалась в междуречье рек Кан и Мана, была богата соболем, белкой, песцом и другим пушным зверем. [44, с.8] Канская земля была уже известна русским. Первыми проторили сюда дорогу промышленные люди – охотники и торговцы. [78, с.13]

Основанный в 1628 году Красноярский острог положил начало многим поселениям по Енисею и его притокам. Этим преследовались две основные цели. Во-первых, обезопасить сам острог от набегов воинственных племён (енисейских киргизов, тубинцев, бурят), особенно с юга и востока. Во-вторых - присоединить к Русскому государству близлежащие земли, подвести «под высокую руку Москвы» местное население, чтобы брать с него ясак. [144, с.7]

Для достижения этих целей, Красноярский воевода А.А.Дубенский 28 августа 1628 года отправил атаманаЕрмолая (Ермака) Остафьева поставить зимовье «среди канских людей». [78, с.13]

На двух дощаниках пятьдесят казаков сплавились по Енисею до устья Кана. Дальше пришлось труднее: течение, бурный поток Кана не позволяли быстро идти против течения. Поставив паруса, помогая себе вёслами и шестами, первопроходцы упрямо двигались к своей цели. [54, с.8]

Шли осторожно, с опаской, не знали, как их встретят канские люди. Останавливаясь на ночлег и на обед, делали засеки, а если под рукой не было леса, ставили городки из досок, которые везли с собой. Ермак Остафьев в челобитной царю Михаилу Фёдоровичу писал: «И подымаючи на пороги, я, холоп твой, с служилыми людьми всякую нужду и бедность терпели, и помирали голодной смертью, и достальное платьишко своё прогноили. И пришел я, холоп твой, среди канских людей под большой порог божией милостью и твоим государским счастьем зимовье с служилыми людьми поставил». [78, с.14]

18 сентября 1628 года зимовье было поставлено у большого Араксиева порога: две (четыре) избы, обнесённые тыном. При этом тыновая стена была косой, сочеталась кое-где с земельным валом. Рубленых башен не было. В брёвнах-тынинах были прорублены бойницы. Служивые люди сразу взялись за главное дело – сбор ясака. [54, с.8; 78, с.14]

Остафьев несколько недель вёл переговоры с князцами и они согласились идти «под высокую государеву руку и ясак будут платить все годы без недобору». [78, с.17] Котты, камасинцы и асаны, кочевавшие по Кану согласились давать ясак «в государеву казну», потому что увидели в русских надёжную защиту от постоянных нападений немирных соседей. С востока на канскую землю делали опустошительные набеги «брацкие люди» - буряты, с юга приходили и грабили канцев тубинские племена. Князцы коттов Темсеней и Тымак, тогда же, в 1628 году, просили русских идти войной на братских людей, вызывались быть проводниками и воинами. [12, с.5]

10 января 1629 года в зимовье получили письмо от Дубенского и Остафьев ушёл, оставив 17 человек для охраны судов и запасов пищи.  Канское зимовье сжигали дотла несколько раз.  В мае 1629 года ясак был собран, а в 1630 году подать для русских была отобрана тубинскими и калмыцкими князьками. В течение нескольких лет шла борьба между русскими сборщиками ясака и пришлыми князьками.

К 1635 году почти все ясачные «землицы» вверх по Енисею и Кану были захвачены киргизами и тубинцами. Новый красноярский воевода Фёдор Мякинин с октября по март трижды посылал отряды служилых людей на Кан «сыскивать» ясачных людей. Чтобы исправить положение, в отписке в Москву,  он предлагает поставить на Кану и в устье Тубы остроги и иметь в Канском остроге постоянный гарнизон в 50 и более человек.   [78, с.17]

Канский острог был поставлен красноярским атаманом Никифором(Милославом) Кольцовым. Из отписки воеводы Ф.М.Мякинина в Сибирский приказ: «…а в Коттовской, государь, земле в Кану на Брацком перевозе, посередь земель, которые преж сего тебе, государю, ясак давали…от Тубинской земли блиско острог поставлен во 145 году, октября в 5 день. И в том, государь, остроге на годовой живёт служилых людей по пятьдесят человек…». По современному календарю днём рождения города является 18 октября 1636 года. [144, с.12]

Строительство Канского острога возродило у туземцев надежду, что теперь русские служилые люди защитят их от набегов тубинцев и бурят. Коттовский князёк Тымак с улусом и другие «многие канские люди», угнанные на Тубу, ушли от тубинцев и вернулись на Канскую землю.

В книге накладных расходов Красноярского острога сохранились записи о денежных тратах, связанных с этими событиями. В записи от 10 марта 1637 года говорится: «Куплен озям лятчинной  червчат. Дано три рубля. Отдан канскому князцу Тымаку для тово, что он, Тымак, с своим улусом с ясашными людьми прибежал ис Тубы в Кан под государеву цареву высокую руку и ясак с себя и улуса своего государю дал.  Того ж числа куплено мяса козлиного да жиру, безмен на корм канскому князцу Курчеку с товарыщи».  [78, с.20]

В первую же зиму 1636-1637 годов основатель острога Милослав Кольцов совместно с прибывшим подкреплением из Красного Яра отрядом из 20 казаков под командой Елисея Тюменцева и канскими татарами предпринимает поход по правобережным землям на реку Уду, в Инголоцкую землю, против бурят-братов. [144, с.12]

По рассказам канцев, было «нартяным ходом до первых брацких людей до князца Иланка…10 дней ходу», но и через 15 дней достичь первых стоянок бурят отряду не удалось.  [12, с.5] Поход пришлось прекратить, инголоцкие люди откочевали в неизвестном направлении. Войско взбунтовалось, голодное и обмороженное, угрожая расправой атаману, возвратилось в острог. ) [144, с.12]

Канский острог не смог выполнить поставленную перед ним задачу – «оберегать ясачные землицы». Это объясняется тем, что из-за малочисленности гарнизона Красноярского острога воевода не мог послать на Кан «60 служилых людей и больше», как рассчитывал воевода Мякинин, тем более что красноярцам самим приходилось отбивать частые нападения киргизов. К тому же, воинственные тубинцы и буряты никак не хотели примириться с потерей своих данников на Кану. Они приходили сюда большими силами, а противостоять им было некому. [78, с.20]

В апреле 1640 года тубинский князец Унгур «подговорил к измене» коттовских ясачных людей и сжёг острог. Находившиеся в остроге 10 служилых людей   были уничтожены. В этом же году красноярский воевода отправляет атамана Елисея Тюменцева восстанавливать острог.  В сентябре 1640 года острог был восстановлен «со всеми крепостями». [78, с.20]

В январе 1641 года казаки Е. Тюменцева с прибывшими отрядами атамана Дементия Злобина и Милослава Кольцова выступили против канских, асанских и камасинских князьков. Воевода Алферий Баксаков писал, что после ожесточённого, длившегося весь день сражения около острога все улусы вновь согласились платить ясак и выдали аманатов.

Не оставляли в покое Канскую землю бурятские князьки , видевшие в местном населении своих киштымов. Самым влиятельным из них был бурятский князец Оилан, имевший, по утверждению красноярский служилых и ясачных людей,  до 500 воинов. Весной 1643 года он вторгся в Канскую землю и разорил её. [78, с.21]

Тревога за «канскую землицу» дошла до Москвы. В 1642-1645 годах из столицы настаивали начать войну против кочевников, предписывали Томску направить на Красный Яр дополнительных людей. Но томичи как всегда тянули, убоявшись дальности и трудности похода в Братскую землю. Воеводе П.И. Протасьеву пришлось готовить войну своими силами. Но лишь к лету 1645 года красноярский воевода Пётр Протасьев собрал все наличные силы - отряд в 330 человек -  служилых людей, аринских и качинских татар, канских ясачных людей. Командовать отрядом, было поручено - Милославу Кольцову и Елисею Тюмецеву. [144, с.13]

По дороге, которая через сто лет стала частью Московского тракта, Милослав Кольцов и Елисей Тюменцев повели отряд в 330 человек. Двигались на восток три недели. [12, с.5]
Поход был тяжёлым. Бой с Оиланом «промеж Оки реки» начался 1 августа и продолжался два дня. Сражение закончилось 4 августа 1645 года полной победой красноярцев над  Оиланом и Номчеем. Русские, вооружённые пищалями, победили туземцев, не имевших тогда огнестрельного оружия. [78, с.21]

Было побито 70 человек, пали на поле боя Номчей и два сына Оилана. 86 человек русские взяли в плен, в их числе жену Оилана, его раненого в бою сына Изеня вместе с женой. Оилана принудили платить ясак, дать «шерть навечно» - клятву. Ему же пришлось униженно бить челом о постройке русского острога на реке Уде, который и был поставлен М.Кольцовым в 1645 году.  [144, с.14]

А в имени братского князца Оилана, или Иланка, как называли его русские, видимо, надо искать объяснение названию тридцативёрстной речки, вдоль которой пролегал путь во владения этого немирного соседа канцев. Эта речка, в свою очередь, дала имя поселению, возникшему затем на её берегах. Судя по документам, эта извилистая, протекающая среди болот речка уже носила имя Илан, Иланка. [12, с.5-6]

В 1646 году на восстановление Канского острога по поручению воеводы П.И.Протасьева был послан казачий десятник Павел Волховицкий. И острог был вновь отстроен. Его укрепили бойницами, бревенчатыми накатами, двойными надолбами и двумя пушками. [78, с.21; 144, с. 14]

В начале июня 1647 года Оилан приехал в Красноярский острог и дал клятву верности русскому царю. Однако племянники и внуки его прекратили борьбу только спустя пять лет. Летом 1652 года красноярское войско разбило младших родственников Оилана. [78, с.21]

Долго не знала канская земля крестьянской сохи. Острог на Кану стоял на передовых рубежах обороны российских поселений в Сибири. Присоединение в середине 17 века Бурятии к России окончательно обезопасило ясачное население Кана от набегов «братских» князцов.

Но оставалась реальная угроза с юга. В 1653 году канские ясачные люди, разорённые набегами тубинцев, обратились в Красноярск с просьбой: «в Канской земле в острожке устроить жилецких людей с жёнами и детьми человек с 50, чтобы их, канских татар, было кому от грабежу тубинских князьков оберегать». [78, с.21]

Присылаемых из Красноярска годовальщиков, человек по 10 в год, для этой цели было недостаточно. Воевода Михаил Скрябин горячо поддержал эту мысль.  «И только, государь, - писал он царю, - в Красноярском остроге прибрать охочих людей в тот Канский острожек на жильё из служилых и из гулящих людей, и в том государь, острожке охочие люди и на житье будут и без жалования, из одной пашни, чтобы им на себя пашню пахать; только, государь, им дать сперва на завод почем ты укажешь; что, государь, в той земле места хлеборобные и реки подошли рыбные, и озер рыбных около Канского острожка много».

Однако в Москве усомнились в возможности развивать хлебопашество на Кану, учитывая частые разорительные набеги тубинцев. Ведь даже гарнизон Красноярского острога, насчитывающий 300 и более служилых людей, не смог защитить пригородных крестьян от нападения киргизов. [78, с.22]

Переход племён Красноярско-Канской лесостепи в подданство России не устраивал кыргызских князей, монгольских Алтын-ханов и правителей Джунгарии. Они развернули против русских ожесточённую войну.  [12, с.6]

В 1660-х годах киргизские князцы, опираясь на усилившихся джунгарских ханов, в 1667 году разгромивших Алтын-хана, возобновили набеги. Среди них выделялся своей энергией в организации грабительских набегов Ереняк, сын Ишея, одного из инициаторов борьбы с русскими в 1620-1640-х годах. [48, с.45]

В 1666 году он совершил набег на Канскую землю. При первых известиях об этом против него было выслано 300 служилых и ясачных людей под командой боярского сына С.Козловского и атаманов М.Злобина и Р.Кольцова. Этот отряд отбил у Ереняка «канский полон».

Нападения не прекращались. В 1677-1678 году тубинский князец Шанда совершил набег на Енисейский уезд и угнал с реки Усолки 500 голов скота. Затем  в 1678 году тубинцы захватили и сожгли Канский острог , а потом осадили Тасеевский острог. В Канском остроге находилось всего 15 человек, и оборона их была сломлена.

Осенью 1691 года тубинцы и киргизы стали готовиться к совместному походу. Шанда решительно отказался выплачивать ясак. В январе 1692 года окончились неудачей попытки мирным путём «свести» Шанду из-под Канского острога.  [78, с.22]

Тогда красноярский воевода Пётр Мусин-Пушкин стал готовить силы к походу на Кан. Командование походом было поручено ссыльному черниговскому полковнику Василию Многогрешному. Многогрешный содержался в красноярской тюрьме, потому что был братом опального украинского гетмана Демьяна Многогрешного.  Отряд под его командованием был численностью около 750 человек. Среди пеших и конных ратников было 182 русских добровольца (крестьян и посадских людей) и 87 ясачных людей (татар). Ополчение спустилось по Енисею и стало подниматься вверх по Кану.

В ночь на 27 февраля 1692 года захваченный пленный дал Василию Многогрешному важные показания о намерениях тубинских князцов Шанды, Сары и Курумчи. В тот же день русский отряд в 160 человек подошёл к лагерю тубинцев. Красноярские служилые люди попытались «разговаривать» князцов, которые ответили стрельбой из луков ипищалей . 28 февраля 1692 года прибыли основные силы Многогрешного и тубинцы потерпели сокрушительное поражение. [48, с.45; 78, с.22-23; 144, с.14-15]

После победы над тубинцами, в 1693 году вышел указ о поселении у Канского острога 20-30 беломестных казаков с выдачей им «на селитьбу» по 4 рубля, но охотников не нашлось.

За время пребывания тубинцев острог был сильно разрушен, частично сожжён. В 1697 году его отстроил заново атаман Михаил Кольцов.

Острог конца семнадцатого столетия стоял на правом, восточном берегу Кана и представлял собой деревянное безбашенное укрепление, в середине которого стояла небольшая церковь с пристройками. [173, с.20]

 

 

Free Joomla Templates by JoomlaShine.com